Адрес: 125009, г. Москва,
Газетный переулок, д. 17, 
стр. 3, офис 5

companyname.png

Тел: +7 (968) 337-54-29

Email: advoka-t@mail.ru
Skype: advokat-lr 

Презумпция виновности?

Лебедева-Романова Елена

Управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры»

Почему необходим не зависимый от ФСИН орган для исполнения мер пресечения в рамках уголовного судопроизводства

В ст. 49 Конституции РФ закреплен один из важнейших правовых принципов защиты прав человека – лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Указанный конституционный принцип согласуется с уголовно-процессуальным законодательством. Так, в ст. 14 УПК РФ также закреплен принцип презумпции невиновности. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, несет сторона обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Национальное законодательство России, в свою очередь, согласуется с ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его невиновность не будет установлена законным порядком.

Таким образом, следуя букве закона, положениям УПК РФ, Конституции РФ и Конвенции, а также здравому смыслу, человек, в отношении которого не вынесен обвинительный приговор, юридически невиновен.

На практике в силу отсутствия закона, регулирующего права и положение лиц, чья вина в законном порядке еще не установлена, но подвергающихся уголовному преследованию и содержанию под стражей, эти лица с момента задержания находятся в ведении органа, исполняющего наказания (ФСИН), и фактически несут наказание с момента их задержания. В настоящее время права лица, заключенного под стражу в период предварительного расследования, более ограниченны и ущербны, нежели права осужденных (признанных виновными), а органы предварительного расследования зачастую используют меру пресечения в виде стражи в целях оказания на подследственного психологического давления.

Согласно ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Цель и задача уголовно-исполнительной системы – исполнение приговора, в том числе работа с осужденными, направленная на их возможное исправление. Согласно УПК РФ (ст. 97, 99, 108) цели и задачи применения меры пресечения – организация и осуществление правосудия. Согласно ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы» (далее – Закон об учреждениях, исполняющих уголовное наказание) в уголовно-исполнительную систему помимо учреждений, исполняющих наказания, входят следственные изоляторы. Формально УПК РФ и УИК РФ не регулируют правоотношения между государством в лице специального органа и лицом, чьи конституционные права ограничены мерой пресечения на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства, а также третьими лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются применением меры пресечения к уголовно преследуемому лицу.

УПК РФ регламентирует процессуальные отношения между сторонами обвинения (потерпевший, прокуратура, органы предварительного расследования, свидетели), защиты (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, т. е. свидетели) и судом. Следственные изоляторы в этот круг не входят. УИК РФ, в свою очередь, регулирует отношения по исполнению наказания между исполнительным учреждением и осужденными (признанными виновными) – СИЗО и подследственные в этот круг также не входят.

В настоящее время правовое положение задержанных, подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в России регулируется Законом об учреждениях, исполняющих уголовные наказания, а также другими правовыми актами (Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления», далее – Закон № 103-ФЗ), согласно которым в части условий содержания и обращения с подследственными практически не дифференцируются осужденные и не осужденные лица.

Цель меры пресечения – соблюдение баланса публичных и частных интересов, восстановление социальной справедливости. Однако в отсутствие специального закона и органа, регламентирующих правоотношения и права лиц, подвергшихся уголовному преследованию (подследственных и осужденных), ни о каком балансе интересов не приходится говорить.

В нашей судебной и правоохранительной системе, на мой взгляд, осталось колоссальное количество пережитков прошлого, не отвечающих принципам справедливости и гуманизма. Сейчас они воспринимаются правоприменителем как само собой разумеющееся. Думается, что Россия должна развиваться по пути справедливого гражданского общества и человеколюбия. По статистике1, во всем мире наблюдается тенденция снижения насильственной, то есть сопряженной с насильственными преступлениями против жизни и здоровья человека, половой неприкосновенности, хищений имущества в виде открытых хищений, грабежей и разбоев, преступности.

Думается, что меры пресечения в отношении подследственных и подсудимых могли бы быть более дифференцированными и адекватными, отвечающими задачам правосудия, интересам общества и веянию времени. И если содержание под стражей действительно необходимо, эта мера должна быть исключительной и соответствовать статусу юридически невиновного человека, а исполнять меру пресечения должны не карательные органы, а органы специальные, квалифицированные в плане работы с невиновными людьми.

Отношения между подозреваемыми, обвиняемыми и подсудимыми и органом, обеспечивающим их изоляцию от общества, фактически ничем не регулируются (за исключением отдельных инструкций, предписаний и норм, «разбросанных» по разным подзаконным актам, и т.д.). ФСИН выполняет обязанность по исполнению решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, можно сказать, в виде дополнительной нагрузки и факультативно, так как с точки зрения здравого смысла и логики система исполнения наказаний не должна распространять свое действие на юридически невиновных людей.

Считаю, что необходимо восполнить данный пробел и создать специальный орган, не входящий в состав ФСИН, в обязанности которого входило бы обеспечение исполнения мер пресечения в рамках уголовного судопроизводства. К ведению такого органа должны быть отнесены исполнение и контроль всех видов мер пресечения (от подписки о невыезде до заключения под стражу), регламентированных УПК РФ, а именно:

  • работа с лицами, подвергшимися уголовному преследованию (подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, не признанные виновными приговором суда), в отношении которых избрана мера пресечения, предусмотренная УПК РФ;

  • исполнение судебных актов (постановлений следователя, дознавателя) о применении меры пресечения;

  • взаимодействие с органами предварительного расследования, прокуратурой и судами;

  • взаимодействие с членами семей, родственниками и другими третьими лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются применением избранной меры пресечения к уголовно преследуемому лицу.

 

В рамках данной системы должны быть созданы специальные учреждения по содержанию подследственных до приговора суда. На мой взгляд, они должны приближаться к учреждениям жилого, гостиничного, больничного и санаторного типа с разными степенями охраны – в зависимости от социальной опасности конкретной личности. Кроме того, юридически невиновным лицам должна быть обеспечена возможность лечиться у выбранного врача, неограниченно общаться с семьей и родственниками, вести телефонные переговоры при условии их «прозрачности» и открытости, поддерживать функционирование бизнеса, продолжать обучение и т.д. Цель меры пресечения – наблюдение за осуществлением правосудия, а не наказание без вины.

В связи с этим полагаю также целесообразным направить запрос в Конституционный Суд РФ о соответствии Конституции РФ ст. 5 Закона об учреждениях, исполняющих уголовные наказания, и других правовых актов (Закон № 103-ФЗ), согласно которым не дифференцированы осужденные и не осужденные лица, виновные и не виновные (в отношении условий содержания, обращения с ними), а также о конституционности ст. 14 УПК РФ, предусматривающей фактическое размещение невиновных людей в учреждениях ФСИН.

1 «О природе человеческой агрессии». Открытая лекция академика, зав. кафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии МГППУ Сергея Ениколопова (28 октября 2014 г. Санкт-Петербург).

      Заседание Экспертного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей с последующим награждением экспертов PRO BONO в рамках XII Всероссийской Конференции уполномоченных по защите прав предпринимателей.