Если на кону – имущественные права
Судебная экспертиза как механизм защиты и установления объективной истины по экономическим преступлениям

  Субъекты предпринимательской деятельности, привлекаемые к уголовной ответственности по делам экономической направленности, нередко сталкиваются с нарушением их прав при отправлении правосудия из-за отсутствия качественной и своевременной судебной экспертизы там, где она необходима для установления объективной истины по делу.

  На практике встречаются ситуации, когда в основу обвинительного приговора ложатся преимущественно показания (устные сведения, сообщенные потерпевшими, подсудимыми и свидетелями) и лишь некоторые финансовые документы, признанные вещественными доказательствами, которые специалистами и экспертами в области экономики, финансов и бухгалтерии не исследовались. Причем нередко в качестве свидетелей допрашиваются лица, не являвшиеся очевидцами событий в рамках дела (например, приглашенные юристы – представители потерпевшего), узнавшие о фактических обстоятельствах дела из материалов арбитражных дел или из объяснений участников процесса, а сами потерпевшие или очевидцы по разным причинам в суд не являются. При этом судебные экспертизы по делу не назначаются и не проводятся.

  В соответствии с п. 1 и 2 ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля. Однако, обратившись к юридической психологии, которая учит правильной оценке «идеальных следов», куда относятся и устные сведения (показания), можно сделать следующие выводы. Собирая и фиксируя устные сведения, следователю предстоит адекватно отразить позиции и реальную информированность лиц и создать психологические предпосылки для информационного общения. При этом могут возникнуть следующие ситуации:

  • допрашиваемое лицо обладает искомой информацией, но скрывает это;

  • допрашиваемое лицо располагает необходимой информацией, но умышленно ее искажает;

  • допрашиваемое лицо добросовестно передает определенные сведения, но информация не адекватна действительности (в силу искажений восприятия и личностной реконструкции материала в памяти субъекта);

  • допрашиваемое лицо искомой информацией не располагает1.

  Правоприменителям и адвокатам-защитникам хорошо знаком «закон искажения информации», суть которого в том, что смысл информации в процессе ее передачи может меняться. Степень искажения смысла пропорциональна количеству каналов и звеньев передачи информации. Причины искажения информации могут быть разными, в том числе – многозначность языка, на котором передается управленческая информация, эмоциональное напряжение (боязнь наказания, гнев, зависть и т.п.), предубеждение в отношении лиц или явлений, о которых идет речь.

  Таким образом, показания любого лица должны быть оценены с учетом «закона искажения информации»2. Наличие только устных сведений, сообщенных участниками процесса, не отвечает принципу достаточности. Для доказанности того или иного события в уголовно-правовом смысле необходимы также его «материальные следы» – вещественные доказательства, а в дальнейшем все собранные доказательства по делу требуется сопоставить в логической взаимосвязи. В связи с этим очевидно, что при расследовании и принятии итоговых процессуальных решений по уголовным делам экономической направленности без обращения к специалистам и к экспертам зачастую обойтись невозможно.

  Нередки случаи, когда судебные экспертизы по уголовным делам экономической направленности не назначаются и не проводятся, даже тогда, когда субъект предпринимательской деятельности, находящийся в статусе подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, или его защитник мотивированно и обоснованно об этом ходатайствуют. Полагаю, такой отказ нарушает основные принципы уголовного судопроизводства. Так, ч. 1 ст. 17 Конституции РФ, п. 4 и 21 ч. 4 ст. 47 УПК предусмотрены права обвиняемого защищаться всеми не запрещенными способами и предоставлять доказательства, а согласно ст. 74 УПК заключение эксперта является доказательством по уголовному делу.

  В случае отказа в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы сторона защиты, в отличие от стороны обвинения, лишается возможности предоставить все возможные доказательства, что, в свою очередь, влечет за собой нарушение принципов, равенства и состязательности сторон в уголовном процессе (ч. 1 и 4 ст. 15 УПК). Отсутствие в деле всех доводов и доказательств, обосновывающих позицию сторон, может повлиять на полноту и правильность, объективность и всесторонность выводов, обосновывающих приговор, и повлечь судебную ошибку.

Вынося приговор в отношении субъекта предпринимательской деятельности, суды порой в отсутствие экспертных заключений обосновывали принятое решение такими формулировками, как, например, «действия предпринимателя в рассматриваемых событиях не соответствовали обычаям делового оборота». Подобные формулировки – без участия в судебном процессе специалистов и экспертов в соответствующих областях хозяйственной, предпринимательской деятельности, а в ряде случаев – и иных сопутствующих отраслей – выглядят, полагаю, небесспорно, учитывая, что суд не всегда обладает навыками и специальными познаниями в указанных областях. Если суд в своих решениях ссылается на «обычаи делового оборота», то представляется правильным, чтобы они основывались исключительно на мнении эксперта или специалиста в конкретной области.

  Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» (в ред. от 6 февраля 2007 г. № 7; от 16 апреля 2013 г. № 11) обвинительный приговор в соответствии со ст. 302 УПК не может быть основан на предположениях и выносится лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого доказана. В связи с этим судам, как указал ВС, надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть основан на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а противоречия выяснены и оценены. Приводимые в приговоре технические и иные специальные термины, а также выражения местного диалекта должны быть разъяснены. Таким образом, применение судом в приговоре таких формулировок, как «обычаи делового оборота», должно быть мотивировано.

 В соответствии с законодательством подозреваемому (обвиняемому) и его защитнику не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и проведении других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для дела (ч. 2 ст. 159 УПК). По смыслу содержащихся в Кодексе нормативных предписаний в их взаимосвязи с Конституцией (ст. 45, ч. 1 ст. 46, ч. 2 ст. 50 и ч. 3 ст. 123) отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не относится к делу и не способно подтвердить наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, а также иные обстоятельства, подлежащие установлению, или когда оно является недопустимым из-за несоответствия требованиям закона, либо когда обстоятельства, призванные подтвердить указанное в ходатайстве доказательство, уже установлены на основе совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства избыточно с позиции принципа разумности. Принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет защита3.

  Необходимость назначения экспертизы по делу, а также значимость вопросов, поставленных перед экспертом в ходатайстве защиты, на стадии расследования определяет сторона обвинения. Здесь усматривается риск нарушения принципа равенства сторон, так как мнения обвинения и защиты на этот счет могут расходиться.

Судебная экспертиза – это отличная от других, специфическая разновидность экспертиз, обладающих особым статусом. Сходство ее с экспертизами в других сферах деятельности заключается в том, что она, по сути, является исследованием с использованием специальных знаний. Однако далеко не любое исследование может именоваться судебной экспертизой, поскольку эти экспертизы выполняются в ходе судебного исследования4 по гражданским и уголовным делам, а также делам об административных правонарушениях.

  Расширение сферы использования судебной экспертизы в судопроизводстве обусловлено:

  • необходимостью объективизации процесса доказывания, обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав и законных интересов личности;

  • ростом преступности, видоизменением ее структуры, усилением противодействия расследованию со стороны организованных преступных групп;

  • тем, что интеграция и дифференциация научного знания обусловливают возможность ее использования в доказывании новейших научных достижений.

  Основания и порядок назначения судебных экспертиз определяются УПК, ГПК, АПК и КоАП, а также Законом о государственной судебно-экспертной деятельности в РФ. Данными актами установлены права и ответственность лиц, участвующих в производстве экспертизы, их правоотношения, содержание составляемых при этом основных процессуальных документов и другие вопросы.

Согласно ст. 2 указанного закона задачей государственной судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания и лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

  Участники судопроизводства не всегда знают тонкости родового деления внутри различных классов экспертиз и могут назначить, например, судебно-экономическую экспертизу, а ее выполнение поручить эксперту судебно-бухгалтерской экспертизы. Многоотраслевой характер экономической науки в современных условиях определил выделение в классе судебно-экономических экспертиз нескольких родов: судебно-бухгалтерскую, судебно-товароведческую и судебную финансово-экономическую экспертизы5. Разнообразие родов судебно-экономической экспертизы диктует необходимость специализации экспертов, поскольку в настоящее время, в отличие от ситуации двадцатилетней давности, уже нельзя говорить об экономисте вообще6.

  Из этого следует, что для правильного, своевременного, объективного и грамотного расследования участие эксперта или специалиста (в зависимости от ситуации) необходимо уже на стадии формулирования и постановки вопросов для будущей судебной экспертизы по уголовному делу. В целом можно заключить, что если приговор по делу экономической направленности вынесен в отсутствие судебной экспертизы, а она объективно была нужна, то фактически (и логически) такой приговор не является безусловно ясным и обоснованным, а значит, законным. В таких случаях допускаются нарушения и ограничения прав подозреваемых и обвиняемых, выражающиеся в ограничении возможности защищаться всеми предусмотренными законом способами, в том числе задавать необходимые вопросы специалистам и экспертам и подтверждать свою версию событий с помощью экспертизы.

  В то же время следователи нередко ограничивают права подозреваемых (обвиняемых) в рамках их дискреционных полномочий, закрепленных в законе и предусматривающих право следователя отводить вопросы, задаваемые специалисту и эксперту, и отказывать в назначении экспертизы по своему усмотрению. В результате наблюдается «перекос» принципа равенства сторон в пользу обвинения.

  Для более правильного и объективного анализа и установления юридически значимых обстоятельств дела представляется правильным обращаться к судебной экспертизе во всех необходимых случаях, так как на кону стоят имущественные права, а нередко жизнь и здоровье лиц, попавших в сложную жизненную ситуацию.

Для решения указанной проблемы представляется целесообразным дополнить ст. 196 «Обязательное назначение судебной экспертизы» УПК п. 6 о том, что назначение и производство судебной экспертизы обязательны, если необходимо установить характер и размер ущерба, причиненного общественным отношениям, обеспечивающим нормальную деятельность экономической сферы в России, включающей общественные отношения в области собственности, экономической деятельности, интересов коммерческих и иных организаций, при расследовании преступлений в сфере экономики (ст. 159, 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 171, 171.1, 171.3–172.3, 173.1–174.1, 176–178, 180, 181, 183, 185–185.4 и 190–199.4, 201 УК РФ), если подозреваемый, обвиняемый или защитник ходатайствуют о назначении судебной экспертизы.

 _______________

  1 Еникеев М.И. Юридическая психология: учебник. СПб, 2004. Гл. 3.

  2 Чередниченко И.П., Тельных Н.В. Психология управления: учебник – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. Митин А.Н. Психология управления: учебник – М.: Волтерс Клувер, 2010.

  3 См., в частности, определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. № 467-О; от 29 сентября 2011 г. № 1189-О-О; от 25 января 2012 г. № 173-О-О; от 21 мая 2015 г. № 1128-О; от 16 июля 2015 г. № 1569-О; от 22 декабря 2015 г. № 2757-О и др.

  4 Судебное исследование, как представляется, на современном этапе должно трактоваться расширительно – как вся юрисдикционная деятельность компетентных органов по раскрытию и расследованию преступлений, судебному разбирательству не только уголовных, но и гражданских дел (в том числе арбитражных споров), дел об административных правонарушениях.

  5 См., напр.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессе. – М.: Право и закон, 1996.

  6 Настольная книга судьи: судебная экспертиза (Россинская Е.Р., Галяшина Е.И.). – М. Проспект, 2011.

https://www.advgazeta.ru/mneniya/esli-na-konu-imushchestvennye-prava/