«Правовой барьер» между проверкой информации о преступлении и возбуждением уголовного дела

 

Что стоит добавить в ч. 2 ст. 140 УПК РФ

В ходе анализа и обобщения обращений доверителей и заявителей, оказания юридической помощи, а также в процессе экспертной деятельности pro bono мне приходится сталкиваться с проблемой, заключающейся в том, что постановления о возбуждении уголовных дел зачастую выносятся без соблюдения требований ч. 2 ст. 140 УПК РФ.

Как правило, такие постановления выносятся надлежащим лицом и с предоставлением информации, ставшей поводом к возбуждению дела, однако так называемая «фактура», указывающая на признаки преступления, приводится в недостаточном объеме либо вовсе отсутствует. Данных, указывающих на признаки преступления, согласно закону должно быть достаточно для принятия соответствующего процессуального решения. Такими данными могут быть, например, информация об осмотре места происшествия, в том числе сообщенная специалистом или экспертом в ходе опроса, данные предварительных анализов, экспертных заключений, экспертизы, сведения из опросов свидетелей, документы, материалы аудио- и видеофиксации и иные доказательства (материальные и идеальные следы преступления).

Итак, несоблюдение требований ч. 2 ст. 140 УПК состоит в возбуждении уголовного дела при отсутствии фактических данных, указывающих на наличие признаков объективной стороны и событие преступления, что, как правило, свидетельствует о неполноте доследственной проверки. В подобных случаях в тексте постановления о возбуждении уголовного дела следователем не приводятся конкретные фактические данные, указывающие на признаки преступного деяния, предусмотренного УК РФ. Таким образом, выходит, что уголовное дело возбуждается лишь при наличии повода и в отсутствие достаточных оснований.

Между тем на стадии доследственной проверки закон наделяет следователя широким кругом полномочий для установления обстоятельств, позволяющих принять решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении. Так, ст. 144 УПК позволяет следователю в ходе рассмотрения сообщения о преступлении получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в установленном порядке, назначать судебную экспертизу и участвовать в ее производстве, получать экспертное заключение в разумный срок, производить освидетельствование, осмотр места происшествия, документов, предметов и т.д., требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований и привлекать специалистов к участию в них, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении ОРМ.

Поводом к возбуждению уголовного дела является предусмотренный УПК источник первичной информации о готовящемся или совершенном деянии (действии или бездействии), содержащем признаки конкретного состава преступления. Основание – это наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Отмечу, что такая формула существовала и в УПК РСФСР 1960 г. (ч. 2 ст. 108) и означает, что для возбуждения дела не обязательно наличие информации о лице, совершившем преступление, но при этом необходимы данные, свидетельствующие о наличии события преступления. Выглядела ч. 2 ст. 108 «Поводы и основания к возбуждению уголовного дела» УПК РСФСР следующим образом: «Дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления».

Повод к возбуждению уголовного дела – это форма, а основание – содержание явления, называемого юридическим фактом. Закон гласит, что на данной стадии уголовного процесса речь идет не об установленном факте преступления, а лишь о его признаках. В связи с этим при обнаружении, к примеру, признаков хищения уголовное дело подлежит возбуждению по факту обнаружения деяния, содержащего признаки хищения, а не по факту хищения, установить который предстоит следствию, а впоследствии суду. Уголовное дело возбуждается не тогда, когда событие преступления установлено, а когда есть признаки объективной стороны преступления и появляется цель выяснить, совершено ли оно в реальности.

Все доказательства подлежат проверке и оценке органами следствия и судом. В соответствии со ст. 85 «Доказывание», ст. 87 «Проверка доказательств» и ст. 88 «Правила оценки доказательств» УПК каждое доказательство оценивается с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – с позиции достаточности для разрешения дела. Таким образом, фактические данные, указывающие на признаки преступления, регламентируемые ч. 2 ст. 140 УПК, должны соответствовать требованиям, предъявляемым к доказательствам, способу их получения и фиксации.

При возбуждении дела следователь должен обладать достаточными данными, указывающими на признаки объективной стороны преступления, а также на его внешние выражения в объективной реальности (место, способ, время, обстановка, использованные орудия и средства, а также характеристика вредных последствий, причиненных преступлением). В уголовно-правовом смысле основание к возбуждению дела образуют фактические данные, относящиеся к объекту и объективной стороне состава преступления. Иногда на этой стадии в наличии могут быть фактические данные, являющиеся основанием для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, – т.е. указывающие на субъекта и субъективную сторону преступления.

Другая проблема встречается не только вместе с описанной (отсутствие в постановлении о возбуждении уголовного дела данных, указывающих на признаки преступления), но и может существовать самостоятельно – речь идет о вынесении постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица без достаточных фактических и объективных данных, указывающих на это лицо как на возможного субъекта преступления.

Лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, обладает процессуальным статусом подозреваемого. Согласно п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается. В протоколе задержания указываются основания и мотивы задержания (ч. 2 ст. 92 Кодекса). Дознаватель, следователь или судья выносит постановление (а суд – определение), содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется конкретное лицо (ст. 101 УПК).

Очевидно, что положения уголовно-процессуального законодательства, в том числе ст. 46 и 101 УПК, уравнивают права подозреваемого и обвиняемого в части объема прав по владению информацией относительно обоснованности подозрений в отношении данного лица или его причастности к инкриминируемому деянию.

Статьи 14 и 29 УК РФ раскрывают понятие преступления, его состава и признаков, образующих состав преступления. Учитывая необходимость обеспечения подозреваемому (обвиняемому) права на защиту (ст. 16 УПК), следователь обязан разъяснить задержанному суть подозрения, основания и мотивы задержания, а также оформить соответствующие процессуальные документы с указанием признаков состава преступления (объективная и субъективная сторона), в котором подозревается данное лицо. Если при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела подозреваемому не предъявлено ни одного доказательства (ст. 140 УК, ст. 46 УПК), указывающего на признаки преступления, в совершении которого он подозревается, или не предъявлены данные, указывающие на подозреваемого как на субъект преступления, в таком случае подозрение является неконкретизированным и неясным и по аналогии с неконкретизированным обвинением представляет собой нарушение права на защиту.

Если фабула в постановлении о возбуждении уголовного дела сформулирована абстрактно и должным образом не обоснована, подозреваемый лишен возможности полноценно и адекватно защищаться против выдвинутого в отношении него подозрения – т.е. предъявлять доказательства, давать показания, относимые к сути подозрения.

Подытоживая, можно заключить, что повод к возбуждению уголовного дела – это тем или иным образом сообщенная информация о готовящемся либо совершенном преступлении, основание – это достаточные данные, с помощью которых названная информация подтверждается объективно и фактически. Для возбуждения дела достаточно данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, а в случае привлечения конкретного лица в качестве подозреваемого необходимы факты, которые служат основаниями для подозрения, – т.е. указывают на признаки как субъективной стороны преступления, так и его субъекта.

Из постановления о возбуждении уголовного дела должно быть ясно, что следствие располагает конкретными фактическими данными, указывающими на признаки преступления, предусмотренного УК, которые помогают правильно квалифицировать деяние и событие преступления, а также провести межотраслевое разграничение (например, отделить убийство от несчастного случая, мошенничество от гражданско-правовых отношений, в том числе сделок, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности, и т.д.).

Таким образом, ст. 140 и 144 УПК служат «правовыми фильтрами» или «правовым барьером» между доследственной проверкой и возбуждением уголовного дела и призваны реализовывать на практике основополагающие принципы уголовного процесса, касающиеся соблюдения законности и недопущения уголовного преследования невиновных лиц.

Сложно переоценить практическую значимость ст. 140 и 144 УПК, в связи с чем, полагаю, ч. 2 ст. 140 Кодекса должна быть более конкретно сформулирована в законе – с целью исключить возможность неправильного применения. Тем более недопустимо возбуждение уголовного дела только на основании внутреннего убеждения следователя о том, что преступление, возможно, было совершено – в надежде, что в ходе расследования информация, послужившая поводом к возбуждению дела, подтвердится.

Справедливости ради отмечу, что суды нередко отменяют постановления о возбуждении уголовного дела, если в обжалуемых актах отсутствуют данные, указывающие на признаки преступления, – т.е. срабатывает судебный механизм защиты нарушенного права в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК. Однако обжаловать спорное постановление на основании ст. 125 УПК можно только на той стадии уголовного процесса, когда появляется процессуальное лицо, обладающее подобными полномочиями, чьи права это постановление затрагивает.

Способствовать решению проблемы, на мой взгляд, могло бы внесение изменений в ч. 2 ст. 140 УПК, изложение ее в следующей редакции: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных фактических данных, указывающих на признаки преступления и отвечающих требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».

https://www.advgazeta.ru/mneniya/pravovoy-barer-mezhdu-proverkoy-informatsii-o-prestuplenii-i-vozbuzhdeniem-ugolovnogo-dela/